tibetmonk (tibetmonk) wrote,
tibetmonk
tibetmonk

О словоблудии*

Перспектива возникновения некоторой абстрактной ситуации внештатного характера достаточно часто занимает меня. Впрочем, обстоятельство это проистекает не из свойственной мне параноидальности, а скорее, напротив -  как мне хотелось бы надеяться, из присущей совершенно обыкновенному среднестатистическому человеку, коим я, безусловно, являюсь, разумности. Добавьте сюда повышенные, вследствие вынужденного бездельничания  крайней степени, внимание и пытливость ума и  вынужденную нацеленность последнего на поиск решений задач, имеющих в масштабах жизненного периода человека, опять же, среднестатистического,  далеко не первостепенную важность, и вы с лёгкостью поймёте причины появления данного текста на свет. Итак, приношу извинения за столь пространное вступление и без промедления перехожу к сути вопроса.

Без сомнения, погодные сюрпризы как 2006-го года ушедшего, так и 2007-го начинающегося не оставляют равнодушным ни ученого-метеоролога, ни обыкновенного обывателя. Впрочем, позволю себе роскошь предвосхитить некоторые возражения читателей, наделённых умом пытливым и известной долей рассудительности, и заранее согласиться, что, действительно, наблюдения метеорологические имеют до смешного короткую историю, и обстоятельство это, безусловно, очень часто способствует со свойственной нашему широкому общественному мнению горячностью, поспешностью и громкостию заявлять о все новых и новых погодных рекордах, коим нам, обычным обывателям, в основном вышеозначенное общественное мнение и формирующим, посчастливилось внезапно оказаться невольными свидетелями.  Однако же, оговорюсь, что в данной заметке я остался далёк от размышлений о причинах возникновения того или иного общественного мнения и о характере его движения, а сосредоточился на более научной стороне вопроса сугубо погодного.

Действительно, наука метеорология, которая занимается суть изучением строения и свойств атмосферы земли и физических процессов, в ней совершающихся, совершенно очевидно, обладает всем тем большинством навыков, инструментов и приспособлений, с помощью которых современной общественности стали доступны многочисленные погодные характеристики и параметры, лишь сравнительно незначительное время, исчисляющееся какими-то полутора сотнями лет. И также совершенно очевидно то обстоятельство, что чем более ранним с исторической точки зрения наблюдение является, тем, в общем случае, более бедным и простым является описательное его содержание. В данном контексте совершенно очевидно, что практически все современные размышления, стремящиеся к скоропалительным умозаключениям и причислению тех или иных происшедших погодных событий к «рекордным», как правило, являются тем самым паразитным шумом, который создается волной общественной и никак не влияет на ту истинно научную сторону вопроса, которая постоянно остается в тени и недоступна вследствие незаинтересованности или же необразованности нашей нам, обыкновенным обывателям; в то время как именно научная сторона этого вопроса могла бы иметь непосредственное и чрезвычайно сильное влияние на то направление, в котором совершается наше «образование» в классическом понимании значения этого слова.

Каким же образом, спросит нетерпеливый читатель, пресловутый «погодный рекорд» способен столь сильно воздействовать на человека и уж, тем более, какое обстоятельство, с таким событием связанное, способно провоцировать обывателя к движению в направлении дополнительного самообразования, в то время как значительно более важные происшествия к такому движению привести оказывались не в состоянии?   

Однако же, буду последователен, и, да простит меня уважаемый читатель, только теперь найду в себе смелость признаться, что в начале этого повествования я допустил намеренное лукавство, когда решил осветить суть занимающего меня вопроса с позиции разговора о проблеме внезапного потепления. Дело в том, что сей умышленной конструкцией я, насколько того позволяли мне собственные рассудительность и логика,  попытался сокрыть некоторый смысл, и тем сложнее он может быть разгадан, чем проще и зауряднее по сути этот погодный вопрос, от которого я решил начать движение. Однако же спешу предупредить, что все вышесказанное (и, как я надеюсь, внимательно прочитанное уважаемым читателем) находится в самой что ни на есть непосредственной взаимосвязи с дальнейшим моим мыслеизложением. И, наконец, считаю своим долгом добавить, что, изъясняясь перед вами на языке русском, я, конечно же, в первую очередь апеллирую к сознанию обыкновенного русского человека. Ввиду этого обстоятельства я постарался описать проблему так, как она воспринимается среднестатистическим российским обывателем, в свою очередь который, как известно, наделён определённым «российским» менталитетом, являющимся суть набором качеств, духовных установок, специфических для нашей нации. О человеке исконно русском  уже сказано великое множество фраз «крылатых»: и что он  «задним умом крепок», и что «пока гром не грянет, мужик не перекрестится»; в этом смысле совершенно очевидно то обстоятельство, что формирование менталитета любой общности, объединяющей группу людей, обязано в первую очередь уникальности различного рода условий, в которых общность указанная находится и согласно с которыми вынуждена развиваться или каким иным образом условия эти учитывать. В свое время об этом чрезвычайно ёмко и красочно сказал еще известный русский поэт и знаток души русской Ф.И. Тютчев:

    «Умом Россию не понять,

    Аршином общим не измерить.

    У ней особенная стать —

    В Россию можно только верить.»

Однако, позвольте все же этой поэтической нотой завершить размышления о менталитете русского человека с той целью, чтобы вернуться вновь к размышлениям погодным и дополнить их несколькими пришедшими мне в последнее время в голову соображениями, и, что наиболее важно, некоторыми взаимосвязями, эти соображения пересекающими.

            Продолжая тему погодную, не могу себе отказать в удовольствии дополнить свое достаточно скучное повествование, введя в него ряд дополнительных терминов, без которых логическое продолжение текста этого стало бы наверняка менее понятным, а, в некоторых его моментах, и вовсе невозможным. В рамках сего безобидного стремления я желал бы обсудить с уважаемым читателем достаточно важный вопрос, связанный с поведением человека заурядного, или, как я уже его называл, «простого обывателя» в ситуациях внезапных, непредсказуемых, наполненных обстоятельствами, коих лишена жизнь среднестатистического индивидуума в обычные времена.

            Не секрет, что русский человек, если взять некий собирательный его образ, достаточно неприхотлив. В этом смысле происходящие погодные катаклизмы никогда не являлись для истинного «росса» препятствием, и даже часто оказывались некоторым побуждающим фактором для совершения действий, выражающих характер бунтарский, волевой - во многом благодаря этим качествам русский народ, пребывая в бедности, раздробленности, голоде и невежестве, всякий раз непостижимым образом оказывался способен противостоять гораздо более сильным, организованным и подготовленным агрессорам. Если же продолжить разговор о военной истории, можно насчитать с лихвой случаев, когда противник, встречая повсеместно на русской земле сопротивление неожиданной силы, был вынужден переходить к военным действиям затяжного характера, что, будучи преумножено на огромные расстояния и, безусловно, сложные условия погодные, вынуждало оного вскоре отступить с позором восвояси.

            Обстоятельство это становится дважды понятным, ежели мы попробуем оставить на время в покое загадочную русскую душу и поговорить о существенно более простой, прямолинейной и понятной классической судьбе иностранной, оперируя все теми же погодными «факторами» анализа.

            Читатель образованный, дальновидный, употребивший те широкие возможности по скорейшему преодолению огромных расстояний, коими наделён современный  пассажирский транспорт, для расширения собственного кругозора, с легкостью продолжит мою очевидную мысль или же без сомнений подтвердит, что климат в иных странах играет значительно большую роль и оказывает существенно более высокое влияние на общественные процессы, там происходящие, нежели чем в России, где, к примеру, разница температур иногда достигает дельты в 100 градусов Цельсия; в этом смысле неискушенный иностранец, сталкиваясь с подобными особенностями климата в нашей стране, каждый раз склонен утверждать об аномальном характере погодных условий и поспешно заключать, что оказался в критических для существования человеческого вида обстоятельствах. Считаю однако же своим долгом напомнить терпеливому читателю, что это умозаключение иностранного путника в достаточной степени субъективно, чтобы возможно было оценивать с его помощью характер истинно русских погодных реалий.

            Так или иначе, но, поговорив столь поверхностно об особенности «погодного менталитета» человека русского и выполнив сравнение с соответствующим менталитетом иностранным, позвольте же мне наконец перейти к действительно важному, удивительной серьёзности вопросу ситуаций внештатных, критических, а также заострить внимание на особенностях поведения нашего эмпирического «обыкновенного обывателя», помещенного из рафинированных условий домашних, обусловленных невиданным развитием научно-технического прогресса, в жестокие реалии суровой погодной действительности.  

При всем моем уважении к научно-техническому прогрессу, подарившему миру многие замечательные изобретения, я все же рискнул бы рассуждать о нем как о «палке о двух концах». Чтобы подчеркнуть  все возрастающую обеспокоенность по поводу неумолимо меркнущей грани между неоспоримым «достоинством» прогресса и очевидным его «недостатком», я бы даже, скорее всего, стал говорить не о «русской» примитивной «палке», а о самом что ни на есть грозном английском аналоге этой пословицы: «double-edged weapon» - думаю, уважаемый читатель согласится с этой метафорой, поскольку время, когда человек прекратил с уверенностью утверждать, что в его руках инструмент, а не оружие, равно как и время, когда он утверждал, что всегда в состоянии обуздать это оружие, безвозвратно прошло. Шутки кончились, господа. На карте ваша жизнь.

 

* - стёб.

Далее о проблемах сложных систем.

           

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments