tibetmonk (tibetmonk) wrote,
tibetmonk
tibetmonk

Знание

Странная штука – интуиция. Трудно поддающийся дрессировке питомец. Вроде кошки, которая живет у тебя, но ты ей вовсе не хозяин. И даже, наверное, наоборот. В большом суетном городе, или, если мыслить чуть шире – в атмосфере непредсказуемости жизни интуиция развивается сама собой.

Между тем, мне крупно не повезло. Я выяснил, что интуиция это не единственный навык, который не принадлежит мне целиком. Открытие это оказалось весьма некстати, потому что привело к расстройству сна и параноидальным мыслям. Оно позволило мне внезапно ощутить, что за мной следят…

Не постоянно, а иногда, и, даже, редко - но чувство это было очень тревожным и назойливым. Считая себя человеком разумным, я попытался отказаться от него. Налёг на хвосты, накопившиеся по работе. Недели две уставал более обычного, делая многочисленные дела, и вновь стал засыпать без проблем. Но вскоре житейские трудности отступили, тело перестало требовать отдыха, и одной ночью я проснулся от знакомого ощущения. Ощущения, что за мной наблюдают.

Я попытался изучить это чувство. Действительно, почему бы нет, ведь это интересно, как и всё новое.

Наблюдали за мной издалека. Я попытался оценить расстояние и понял, что, с точки зрения традиционной науки, с точки зрения какой-нибудь физики, астрономии - ощущаемая пропасть невозможна и необъяснима. Конечно, в обычной жизни я много раз интуитивно оглядывался по сторонам при переходе проезжей части, или выбирал новый маршрут, или принимал какое-либо еще решение «наобум», на скорую руку, и такие действия то и дело удивляли меня неожиданной эффективностью. Впоследствии я мог объяснить всё более прозаично, ведь внештатная ситуация обдумывалась в спокойной обстановке и мозг услужливо подыскивал тот набор навыков, который, якобы, срабатывал безусловно, давая мгновенный эффект. Я даже частенько подшучивал над собственным мозгом а, точнее, над его подслеповатостью при подобных разборах полётов.

Наблюдают? Окей. Значит, это наблюдающее меня Нечто заинтересовалось мной. С какой целью, зачем? Что оно будет предпринимать? Попытки осознания, сопровождающие мой непрекращающийся интерес, привели к тому, что я стал будто бы более открыт. Благодаря этому расстояние между мной и Нечто стало ощущаться более явственно. Моё стремление изучить происходящее устанавливало все более прочный контакт с моим наблюдателем, и Нечто, безусловно, понимало это. Возникшая взаимосвязь передавала мне некоторую информацию. Например, в один из очередных сеансов наблюдения я попытался спросить, как далеко я нахожусь. Точнее, насколько качественно способно видеть Нечто. И в ту же секунду я почувствовал, будто на мне сфокусировался гигантский телеобъектив, подобный оптической системе телескопа Хаббла, и я стал виден. Безусловно, это была лишь форма ответа, которая была бы мне понятна. Это было сравнение, чтобы я осознал масштаб.

Трудно описать возникшее состояние. Липкий страх знания, которого мне не нужно, пронзил меня насквозь. Вместе с новым знанием на меня свалилась гигантская усталость, означавшая, видимо, результат предельного напряжения, которое я испытывал во время контакта. Я помню, как стал стремительно засыпать, мысли мои стали вязкими и я почувствовал себя маленьким жучком, который картинно умирает на виду у крупного агрессора, а, на самом деле, просто притворяется мёртвым, чтобы избежать настоящей гибели. Я чувствовал, что Нечто, точно так же, как этот абстрактный агрессор к жучку, теряет ко мне интерес. И я выключился.

Иногда несколько дней подряд я мог спать совершенно спокойно. Но сеансы не прекращались. Один-два раза в неделю я стабильно ощущал пропасть, дистанцию пустоты и наблюдение. Периодичность эта позволила мне частично договориться со своими страхами, взяв у них кредит.

Определённо, я узнавал каждый раз всё больше и больше о самом наблюдении. В частности, я мог всё более точно ощутить истинный размах происходящего, и уже представлял себе, что сам процесс наблюдения, последствия которого я ощущаю позже в разбитом теле на протяжении нескольких часов, для самого Нечто не представляет сложности. Я твердо чувствовал, что Нечто делает это мимоходом. И часто делает это просто из развлечения.

Установившаяся регулярность приносила непередаваемые ощущения знания, у меня довольно быстро появилась зависимость от этого чувства. Я с нетерпением ждал очередного сеанса и, вместе с тем, чувствовал, что фатально, неизбежно, каждым своим шагом обращаю на себя внимание, и из объекта редкого ленивого созерцания я превращаюсь в объект, задействованный в некоей системе высшего порядка, законы и сложность которой я никогда не могу оценить. Я мог лишь пытаться спрашивать, и мне довольно-таки без энтузиазма отвечали на мои примитивные вопросы.

А затем все кончилось. Внезапно. Видимо, я задал самый главный вопрос, сделал необратимый ход. А как, черт возьми, я мог не задавать вопросов?!

Я спросил что-то вроде «Как велико это? Насколько велика бесконечность? Каков масштаб моего неведения?» Едва это было произнесено мной, как я почувствовал, что время замедлилось в разы. Вместо ответа Нечто приобрело резкие, зримые очертания гигантского ребёнка. А я был муравьём на кафеле. Я увидел, как надо мной нависла гигантская рука и заслонила собой все небо, а потом несокрушимая сила надавила мне на грудь. Все потемнело и я умер.

Фатально, но за пределами традиционного понимания оказались совсем другие порядки.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments