tibetmonk (tibetmonk) wrote,
tibetmonk
tibetmonk

Вольнодумие

В голове столько мыслей. Хаос! Но они никак не хотят оформиться в нечто законченное. Я, было, заканчивал одну мысль, уже оставались лишь какие-то штрихи, как внезапно в голову приходило что-то еще. Я усилием воли пытался сосредоточиться обратно, но вместо этого зацикливался на обдумывании предпочитаемого способа думания. От концентрических усложнений голова быстро перегружалась и становилась бесполезной, оставляя лишь ощущение неудовлетворенности. Затем я пробовал механизм "от сложного к простому" и упрощался вновь до злободневной мысли, отрицая сопутствующий шум как паразитный. Так, например, некоторое время назад "проблема" была неприступной, как крепость, что заставляло меня полдня бегать с кайтом по горе Клементьева и ловить ветер, чтобы затем по воздуху оказаться внутри стен, но следующая проблема была хитрее. Она хотела казаться не стоящей выеденного яйца, но я уже понимал, что это мною вымышленная простота, и шел в магазин. Те, кто полагает, что яйцо довольно просто выесть, видимо, не пробовали сделать это сами. Везде были нюансы, вроде того, что изначально яйцо вообще сырое и выесть его физически невозможно. Русский язык в том его состоянии, каким я его приобрел, служил исправно, но, к сожалению, делал это на обе стороны, способствуя как прояснению, так и путанице. Не обремененный многим знанием, я был избавлен от множества печалей, помимо самого знания о зависимости печалей и знания. Эти постоянные условности, постепенно растекавшиеся в моей голове дельтой Амазонки, требовали в жертву некий принципиально новый подход. Откуда только ему было взяться в сей замкнутой системе, я не знал. С виду, задача решений не имела, но, все же, я решил попробовать, и многое оказалось проще, чем казалось вначале, я даже сейчас расскажу об этом. Достаточно всего лишь будто родиться обратно: отказаться от всего лишнего, от общения, сиюминутных желаний, работы, денег, еды, воды, выключить свет, прекратить думать, забыть ощущение клавиш и перестать печат...



PS: уважаемые. Не перебивайте чистоту эксперимента своими вопросами "А нафига?" Как видите, сам метод мне оказался доступен и я даже раз или два воспользовался им, но, поскольку язык не имеет нужных средств по формализации его сути, я рискнул продолжать размышления, несущие хаос.

Я попробовал успокоить себя мыслью, что необратимого помешательства, случившегося сиюминутно, произойти не может, а, следовательно, меня, как существо социальное, кто-нибудь да остановит, как уже было в случае постскриптума. В самом деле, почему нет.

Это только на первый взгляд можно было назвать абстракцией. Я, все же, оставил комп, погасил монитор и в темноте пошел на кухню. Мне было жарко, темно и хотелось есть. Я доплелся до холодильника, открыл его, извлек оттуда пластиковую коробку с каким-то салатом и, сев на табуретку, начал есть. Холодильник тускло светил на меня одинокой лампочкой и великодушно морозил. Мне было уже не так жарко, темно и голодно. Я задумался о достижениях своей жизни. Предыдущим моим достижением было таскать кружку с чаем из кухни в комнату, до компа, не расплескивая. Я, вновь было, вспомнил об этом, решив вернуться за комп со стаканом кефира. Чего уж проще, казалось бы. Но в темноте я напоролся на дверной косяк, стакан выскользнул, ударился о паркет и разлетелся мелким стеклом и кефирными брызгами. Минут пятнадцать я устранял последствия. Очень помогло отсутствие горячей воды, потому что я крепко и продуктивно думал кефирную мысль.

Человек прост, по сути. Голова его не обременена сложными мыслями и все, что происходит в ней, достойно человека, а человек достоин мыслимого им. В то же время окружающий мир опутывает нас ограничениями, не позволяя мыслить действительно свободно. Изредка отвлекаясь, уплывая в мыслях за горизонт, мы вынуждены постоянно возвращаться обратно, к родным берегам. Это происходит оттого, что человек боится потерять всё. Всё здесь – некая выжимка из благ и адекватности пространству, предоставляющему благо, а блага – это то, что мы способны унести в рюкзаке. Избавься человек от этого наносного песка, тотчас возник бы индивид, бесконечно мыслящий, лишенный точек опоры, систем отсчета. Одна мысль перетекала бы в другую, и такой процесс вольнодумия без труда мог бы включить через некоторое время весь тот багаж мыслей, которые остались нам для понимания, прочтения и осознания через физические источники, от мыслителей, вернувшихся к родным берегам. Вольнодумие свойственно нам, но оно настолько сильно ограничено нашими страхами, комплексами, суетностью, подверженностью распорядку, графику определённых событий, запланированных даже не нами, а кем-то, сделавшим это за нас, что результат вольнодумия, скорее, лишь мимолётно приятен нам, как блажь, как отдых. И мы отчаянно боимся мыслить необусловлено, не возвращаясь к родным берегам. Мы боимся рассинхронизации с миром, от которого всецело зависим. Мы боимся обвинения в сумасшествии, неадекватности наших действий по отношению к нашему ареалу обитания, к обществу, к родным берегам и даруемым ими благам - суть наносным пескам.

Казалось бы, что сложного в том, чтобы отпустить мысль. Чтобы она двигалась свободно, изменялась и изменяла. Наверняка можно поставить таймер, чтобы через час вольнодумия нас мог разбудить будильник. Но, возможно, в этом месте и находится определённая черта, рубеж. Ведь будильник оперирует привычным человеку временем, в то время как временной результат вольнодумия непредсказуем. В неконтролируемых измышлениях можно повсеместно приходить к опровержениям, заключая, что черное это белое, а добро на самом деле – зло. Понятия эти и собственное отношение к ним, выбор какой-либо стороны или нейтралитет – также могут меняться, как заблагорассудится провидению (назову это так) .Действительно, ни одна сила не выступает сдерживающим фактором и мысль вольна течь так, как ей заблагорассудится. Таким же образом вольнодумие нарушает привычное ощущение времени, поскольку полученное в результате этого процесса знание может существенно отличаться «по модулю»: например, то соответствуя короткой мыслишке, а то и длительному тягостному раздумию человека, «прочувствованию» им определённого состояния, например, в состоянии депрессии. Ни у кого не вызовет сомнения факт, что в результате этих разных состояний человек «взрослеет» (приобретает некое знание, опыт) несоразмерно.

Вольнодумие не оперирует знанием, поэтому оно не подвержено некоему прогнозируемому финалу, состоящему в невозможности изучать что-либо ввиду недосягаемо высоко возросшей сложности инструментов, позволяющих научные наблюдения, умножающие знание. Вольнодумие оперирует чувством, ощущением, эмоцией, оно оперирует ими и сейчас, когда мне становится внезапно лень формулировать и я завязываю делать это. Ведь так бывает, не судите строго. Просто мой язык не имеет пока нужных средств по формализации сути этой идеи.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments