Места вакантны

Для тех, кто со мной лично не знаком, развиртуализируюсь немного. Есть вот такая страница моей трудовой деятельности: работал я на югах в турбизнесе, просеивал песок на пляже. Работа несложная - лежишь, одна рука под головой, а другой собираешь горсть песка и струйкой выпускаешь на волю. Мелкие камушки, щепки и остатки водорослей можно в отдельную кучку складывать. Получал я за это, помню, довольно прилично: успокоение ума и сердца.

Exploring Patagonia | Закат над ледником Perito Moreno


Если несколько часов тому назад я разгуливал по балконам (слева на фото вверху) в одной футболке, то после заката фотографировать этот гигантский холодильник стометровой высоты оказалось возможным только облачившись в полный комплект зимней одежды. Но даже в ней ёжишься от холода, когда набегающий ветерок доносит с ледника тысячелетнюю стужу.

Сам ледяной зверь рычит, щелкает, грохочет. То и дело доносится звук рушащегося льда, а минут десять спустя приходит волна и бьёт друг о друга тяжелые льдины словно стекло. Collapse )

Exploring Patagonia | Встреча с пумой


Патагония вполне безопасна даже для одиночного туризма, за исключением одного аспекта - встречи с опасными для человека животными. В первую очередь к ним относятся пума и волк. Полагаю, для группы туристов или даже пары такие встречи не представляют угрозы. Но когда затемно идёшь в одиночестве по горной тропе, достаточно сложно избавиться от тревожного чувства.

Можно идти медленно и аккуратно, но вряд ли это поможет при атаке пумы – эта кошка весом до 120 килограмм способна преодолеть несколько метров одним прыжком. Представьте разрушительные последствия одного лишь столкновения, не говоря уже про когти и клыки. Если же двигаться быстро, это и вовсе может спровоцировать хищника на атаку. Не ходить в одиночку – вот правильный совет. Но что делать, если всё-таки пришлось?

По статистике, которую удалось получить в службе охраны парка Torres del Paine, последние случаи нападения пумы на человека были зарегистрированы здесь более десяти лет назад. Что же, вероятность нежелательного контакта не так и велика, учитывая, что парк ежегодно принимает миллион посетителей?

Собственно, так я и рассуждал, перебравшись в Чилийскую Патагонию со стороны Аргентины. Здесь я решил, что находиться в темное время неподалёку от дороги, пересекающей парк, будет достаточно безопасно, поэтому позволял себе съемку в ночное время поблизости от автомобиля. В эти дни небо предпочитало проясняться ночью, светила полная луна и вокруг было достаточно светло. Вполне удачное время, чтобы сделать несколько ночных снимков.Collapse )



Exploring Patagonia | Вдалеке


Вот уже стремительно растекалась по балкам вечерняя мгла. Бесноватый ветер гнал ее кулуарами, рвал в клочья и вдруг бросал, чтобы тотчас возникнуть в другом месте, но с той же целью. Дождь ненадолго прекратился и даже слабые краски заката проступили по верхам.

С заходом солнца становится совсем неприветливо. Спешишь убраться в свой лагерь - одинокую палатку в лесу. Засыпать в ней так странно. Будто находишься рядом с большой водой. Ветер всю ночь свирепствует в кронах деревьев, навязывая свой неуемный характер, рождая этот неутихающий шум, напоминающий звук волн. В нем едва ли можно расслышать, даже если пройдет поблизости крупный зверь.

Это все ветер - заронит в душу сомнение, а за сомнением тянется страх, рождая тревожные мысли, и вот уже чудится хруст под чьим-то осторожным, но нелегким шагом. И становится вдруг неуютно и жарко в тесном коконе спального мешка…

Вдоволь наигравшись со страхом, глубоким выдохом выдавливаешь его из груди. Знанием, что все - суета. Проваливаясь в сон, вспоминаешь мельком о расстоянии. 15 тысяч километров – ты еще не ставил палатку так далеко от дома. Collapse )

Exploring Patagonia | В первых лучах солнца


Погодные споты в окрестностях горы накануне публиковали неутешительные данные: ветер 38 узлов, облачность 98%. Это означало, что ближайшие дни будет лить как из ведра, да с этакими приятными шквальными порывами воды и ветра... Вполне типично для этих мест. Информацией поделились испанцы, пришедшие обороткой.

Я решил свернуть лагерь, по сухой тропе спустился в поселок и разместился в отеле. Однако, по привычке проснувшись в 4 утра, увидел звёзды за окном. Уже через полчаса я встречал этот багряно-розовый и чистый, столь редкий для этих мест рассвет, длившийся не более двух минут.Collapse )

Exploring Patagonia | Ящер


Уже при свете луны возвращаюсь в лагерь. Тропинка вьется вдоль лагуны Капри, а взгляд мой прикован к мистической вершине. Форма этих скал напоминает мне хребет задремавшего ящера. Будто реликтовый зверь залёг в тысячелетних льдах, небрежно ткнув в землю каменной мордой. Уснул. В такт его неторопливому дыханию сменяются здесь времена года.Collapse )

Exploring Patagonia | Вверх


Часто приходится слышать, какая не простая штука жизнь, что все так постно, однообразно, беспросветно. Что существование больше похоже на бесконечные блуждания по тёмным балкам да кулуарам под бесконечно моросящим дождем.

Эй, путник! Так что ты делаешь там, внизу? Где ты растратил эмоции и позабыл аромат странствий? Оглянись - вокруг тебя вершины возносятся вверх. За пределами привычного пространства есть другие миры! Разрушь унылое однообразие. Прочь с проторенной тропы. Уныние коварней жажды. Ничто не губит столь же неотвратимо, как Зона комфортного постоянства.Collapse )

Exploring Patagonia | Неожиданная встреча


Иные островки цивилизации бывают вполне притягательны визуально, будучи помещены в масштабный и драматический природный экстерьер. Они задают верное ощущение пространства и подчеркивают размах нерукотворной сцены.

Примерно так думал я, впотьмах шагая узкой тропой вверх по склону. Небо было плотно затянуто облаками, но я знал о полнолунии и надеялся на то, что суровая непредсказуемая погода этих мест таки побалует сюрпризами. Изредка оборачиваясь, я смотрел на огни хостерии Pehoe, приютившейся на островке в центре одноименного озера. На фоне могучих горных вершин под непоседливым своенравным небом «ревущих 40-х» этот кусочек цивилизации казался особенно хрупким и недолговечным. Как будто духи этих мест дали ему лишь временное добро.

Перебравшись накануне из парка Los Glaciares, который я нашел существенно более диким и нелюдимым, чем эти места, я немного осмелел. Помню, как там мне не давала покоя мысль о ночной встрече с пумой, обитающей здесь повсеместно. В одиночестве возвращаясь после заката солнца к палатке или уходя еще до рассвета, очень неуютно чувствуешь себя один на один с дикой и незнакомой тебе природой за пятнадцать тысяч километров от дома.

К чему это – ходить в неположенное время в опасном месте в одиночку? Извечный вопрос противникам сидеть в четырех стенах. Интерес, глупость, ген путешественника – вот предпосылки. Однако, голодную кошку весом под сто килограмм вряд ли заинтересуют эти аспекты.

Помню, как первые дни засыпал в палатке тревожно, будто ощущая себя страусом, отгородившимся от опасности тонким капроновым пологом. Через несколько дней стало проще, начала просыпаться «чуйка» - она подсказывала, где ходить, куда не лезть. Зрение становилось острее, обоняние чутче.. Но все же, выходя иной раз под скалы и чувствуя резкий запах звериной лежанки где-то в десятке метров над головой, я ёжился от страха и быстро, но без спешки, убирался прочь.

На территории Torres del Paine мне показалось куда спокойнее. Ночью часто проглядывала луна, не более чем в двух километрах поблизости пролегала гравийка, иногда был слышен дальний звук проезжающего автомобиля или виден его пыльный шлейф. Где-то рядом точно были люди и это создавало ощущение, будто находишься на своей территории. Здесь я бывал на точках дольше обычного. Не раз и не два мне доводилось застать фантастически красивые метаморфозы природы уже после заката солнца, да и в целом ощущение большей безопасности этой части Патагонии в сравнении с предыдущей было как нельзя кстати: днем практически непрерывно лил дождь и погода менялась уже который день лишь под вечер.

Накануне заката я пробирался на запримеченные места, где мог, развалившись на камнях с рюкзаком под спиной, наблюдать красочные атмосферные представления, которыми широко известен этот край. Однако, на удалении пары километров от гравийки, на которой я оставлял машину и шел дальше тропами, я чувствовал спокойствие и безопасность ровно три дня. На четвертую ночь, как намек, что более расслабляться не стоит, меня ждала неожиданная встреча прямо на дороге. Это была встреча с пумой.Collapse )

Exploring Patagonia | На страницах ненаписанных книг


За окном беспросветно лил дождь и в ближайшие часы, а то и до самой ночи, небо не предвещало ничего хорошего. Комфортно разместившись в кресле арендованного авто, запаркованного в неприметном съезде с грунтовки, что протянулась на сотни километров через эти дикие места, под мерный звук барабанящего по металлу дождя я добросовестно пытался читать, однако страницы не клеились между собой. Они как будто были слишком далеки от моего теперешнего положения: книжный слог казался мне медленным, механистичным, безнадежно устаревшим, как и носившая его потрёпанная пожелтевшая бумага, взволнованная влажным климатом этих мест.

"Множеству книг не будет конца, и увлекаться ими - утомительно для плоти" - тысячу лет назад говаривал великий книжный ум. Определенно, он вещал эту истину на страницах очередного труда, и в этом обстоятельстве с долей иронии просматривалась еще одна жизненная коллизия, обилие которых до сих пор препятствует появлению исчерпывающе-корректного руководства "Как правильно жить".

Правильно жить - это так интуитивно, мимолетно. Попытайся выразить, и время, затраченное на описание правильности, в мгновение прольётся сквозь пальцы, а снаружи уже родится очередной - новый мир, но к нему точно так же случится не успеть подобрать нужных слов.

Днем ранее недалеко от моей стоянки я нашел это дерево. Оно задумчиво и своевольно властвовало над окружающей низкорослой флорой. Изломанное ветрами, обожженное пожарами, истерзанное стихиями. Непокорённое. Не раз я возвращался к нему и увлеченно читал в его мрачноватых, выбеленных изгибах скрученную в пружины волю и сокрушительную силу жизни. Будто передо мной был почтенный седовласый старец, не утративший стали мышц.

Здесь встречаются деревья твёрже камня. Закрепившись в породе сотни лет назад и получив мельчайший шанс выжить, они ведут ежесекундную борьбу за существование. По миллиметру в год тянут корни в расщелинах вулканической породы, разрывают в клочья тесный камень. Иные деревья куда сильнее многих людей. Однако, я вряд ли когда-нибудь встречу книгу с историями их жизни. И это хорошо.. По-настоящему интересные сюжеты можно найти лишь на страницах ненаписанных книг.Collapse )

Exploring Patagonia | Король леса



Поговорим немного о фауне Патагонии. Тук-тук-тук! Королевский магелланов дятел. Осознавая свою августейшую избранность среди прочих дятлов, эта особь с необыкновенным исступлением долбит лес, нарезая дупла по нескольку штук в одном стволе. Когда королевский магелланов дятел дырявит дерево с частотой не менее трёхсот герц, от одного взгляда на этот процесс у зрителя может закружиться голова. Если дятел замолк и не долбит, значит, он осматривается, ищет новое дерево. Тук-тук-тук! Collapse )